Скольжение по спирали. Глава 9

Письма из Сэн-Жэмо
ЭЛИТНЫЙ РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР «СВЯТАЯ ДВОИЦА»
От: госпиталь Сен-Жэмо, ул. Б. Милль гань, 96
Кому: м. М. Римик. ул. Аль Терна НС, 582.
Благодарим Вас, что обратились в наш центр. Выбирая нас, вы обретаете умиротворение!
Доброго дня, многоуважаемая мадам Римик!
Смею надеяться, что это сообщение настигнет Вас в добром здравии и прекрасном расположении духа!
На случай, если первое мое послание по каким-то странным обстоятельствам не было успешно отправлено, или затерялось в пути, или же просто не поспело за Вашими передвижениями в турне по стране, сообщаю, что обращается к Вам, дорогая мадам, главный врач реабилитационного центра «Сен-Жэмо» доктор Френсис Абирталь. И, напомню Вам, вот по какому поводу.
В своем предыдущем письме от 19 февраля сего года, я сообщал Вам о прибытии человека, (представившегося Вашим законным супругом, а в стенах нашего заведения именуемого Пациентом 1—5.5), который по сей день, то есть уже более десяти дней, пребывает на лечении в палате повышенного комфорта №105.
Поскольку с той самой поры, по тем или иным причинам, нами не было установлено доподлинно личность поступившего клиента, мы со своей стороны обеспечиваем максимальную внимательность к лицам такой категории, (к коей он имеет непосредственное отношение, в случае достоверности предоставленных нам данных), на время нами прояснения ситуации. С Вашей стороны, мы также надеемся получить, по возможности, самый скорый ответ, любыми доступными средствами с целью подтверждения: является ли гражданин США, мистер (месье?) Ноел., 1979 г.р., владелец медицинского полиса №…., действительным законным супругом г-жи Мии Римик.
Убедительно просим выслать копию документов, со слов клиента случайно оказавшихся в вашем чемодане.
Со своей стороны, приношу всяческие извинения в несоблюдении медицинской этики, и вскрытии имени клиента. Движимый единственно необходимостью прояснить все сомнительные моменты и соблюсти бюрократические проволочки, я вынужден преступить порог профессиональной культуры.
В довершение, я бы хотел поделиться новостями о нашем «герое». Уверен, что спустя столько времени, Вам непременно было бы интересно знать, чем занимается ваш супруг.
В первые дни после поступления, Пациент 1—5.5 пребывал в состоянии полной сосредоточенности и контролируемого возбуждения. Свидетели замечали, как он регулярно твердил о русском художнике, который посвятил всю жизнь написанию единственной картины. 33
Стоит сказать, что в целом, Пациент 1—5.5 избрал весьма уединенный стиль поведения, не стремится инициировать разговор, избегает общения, и ведет себя достаточно замкнуто. (Со своей стороны добавлю, что у меня не раз возникали некоторые сомнения насчет слов о ваших родственных связях, судя по его внешнему виду, манерах и поведению).
Однако, в общем, он не является проблемным или, упаси Господи, подозрительным клиентом: ведет себя спокойно, пищу принимает стабильно, с аппетитом, трудотерапию и реабилитационные процедуры выполняет хоть и без энтузиазма, но и без открытого сопротивления. Все свободное время он проводит у себя в палате. По имеющимся у меня данным, Пациент 1—5.5 занят написанием картины.
Персонал по уборке помещений, неоднократно доводил до моего в том числе сведения, о ненадлежащем состоянии постельного белья в его палате. Признаться, я сам был немало удивлен, когда обнаружил что абсолютно весь комплект постельного белья был изорван, включая наволочки и пододеяльник, и совершенно испорчен масляными красками, которые Пациент 1—5.5 наносил на них, очевидно, используя их в качестве холста. Каждые 3 дня мы вынуждены полностью менять комплект в его палате, но кроме того: Пациент 1—5.5 настаивает на сохранении в его владении предыдущих, испорченных, так сказать «полотен». Со слов уборщиц, ими он завешивает стены и окна, из-за чего в его палате создается впечатление расширенного коридора, в котором ты ступаешь по некой спирали, окружающей тебя со всех сторон. Сказать по правде, по состоянию на сегодня, им уже была обвешена стена с окном, и фронтальная, напротив двери. И дело даже не в том, что Пациент 1—5.5 безнаказанно портит имущество центра, а в том, что его творчество носит обсессивно-маниакальный оттенок, и мотив повторяется в каждой новой работе. Меня это насторожило, и я решил выяснить, что же его побуждает рисовать неизменно один и тот же рисунок, один и тот же узор.
Он ответил мне буквально следующее:
— Я вижу эту спираль, и я следую за ней. Только по ней можно двигаться, и только вперед. Пока ты в движении — ты живешь. Если ты остановишься, то в любой точке, какой бы ни находился — ты упадешь. Вниз ли сорвешься, или влево-вправо. Есть только движение, круговое, плавное. Ты не замечаешь, что карабкаешься вверх, по пологой поверхности, пока шагаешь. Если ты обернешься — ты скатишься назад, по инерции. И так до самого конца. Поэтому нужно смотреть вперед, на два шага впереди себя. И двигаться по линии. Линия — это ты, это продолжение твоих ног. Следуй этой линии, ступай по ней.
— И как же ты движешься: внутрь или, наоборот, от центра?
— Неважно как. Важно, что относительно линии я прямо на ней. Дойти от центра до конца спирали, или, наоборот, от конца до центра, не получится ни одного человека. И я не смогу. Но идти прямо, не кренясь, не размахивая руками, не сомневаясь в правильности и твердости шага своего, и главное, не останавливаясь — вот смысл. В пути.
— Твой путь — запечатлеть спираль в своих картинах?
— О, что вы… Это лишь малость, которую я могу оставить. Я понимаю, что это мне добавит скорости шага, и я не стремлюсь. Неважно пройти как можно дальше, забраться как можно глубже — нет. Да я и не стремлюсь. Важней устоять. Вот я и желаю помочь тем, кто останется после меня понять ее. Увидеть. Почувствовать. Почувствовать ее так, как чувствую ее я. А я вижу ее, я чувствую ее каждой клеточкой своего естества, и я хочу ее лицезреть перед собой, видеть ее формы.
— Мы говорим о спирали? По которой ты ступаешь? Как она выглядит?
— По которой ступаем мы все! Она чудесна! «Она развернута змеею доброй. Она удобна, и мягка. По ней ступать, идти несложно…» Она ведет тебя сама. Не помню, чьи это стихи, но сказано в точку. Знаете, это подобно мирозданию, ибо это и есть мироздание — шагая спирали, ты следуешь ее продольной оси, словно наша планета, совершая оборот вокруг себя. Но в то же время, подобно Земле, мы вращаемся маленькой спицей в огромном Колесе Жизни.
— Колесе Жизни?
— Да, эта спираль лишь на вид спираль — это на самом деле, по сути своей, колесо. Спираль лежит на перекрестьях — двух. Окружность спирали, держащаяся на пересечениях перекатывается с большего диаметра, на все меньший, заходя на все более узкий круг, и в нем, в этом кругу, движемся одновременно мы.
— В узком кругу?
— Несомненно! Представьте, что вы движетесь от экватора Земли к одному из полюсов с одной заданной скоростью.
— Так.
— Земля в это время совершает свой оборот вокруг Солнца, пока вы в свою очередь огибаете Землю, с каждым кругом, затрачивая все меньше времени на преодоление полного оборота. Понимаете?
— Примерно…
— Но что, если вдруг Земля тоже слетает с орбиты и начинает вокруг Солнца описывать меньший круг — ей тоже для этого потребуется меньшее время, так?
— Так.
— И в этом смысл диссонанса времени — вы живете разным временем: конкретно вы, идущий от экватора к полюсу, и Земля, соскочившая с орбиты, и движущаяся не по устоявшимся законам. Вы сами определяете себе часы дня и ночи своим перемещением, но не успеваете за сменой времен года. Это вне ваших сил. Земля пытается вас догнать: закрутить свою спираль вокруг Солнца быстрее, чем вы свою вокруг нее. И в этой гонке нет времени — оно искаженно. Нет расстояния — вы оба его больше не придерживаетесь, вы движетесь хаотически, и пространства тоже нет. Есть только движение. Его я рисую.
Такой разговор у нас состоялся по мотивам его творчества, несколько дней назад.
Он по-прежнему утверждает, что не переносил черепно-мозговых травм, а его приход вызван лишь необходимостью скрасить одиночество вашего отсутствие и желание заниматься живописью. Приведу его другие слова, обращенные к Вам:
«…образовалась пустота, и я видел, чувствовал, как круг моей головы растягивается в овал, в эллипс, сжимаемый грузом из ничего. Ее нет, она уехала, и она тоже ждет меня там. Машет мне. Я видел ее. Смотрел так долго, как мог. Я боялся моргнуть, чтобы не пропустить ни единого мгновения ее прекрасного лица. Прекрасного, но такого размытого, и такого встревоженного. Слезы навернулись сами, и я стал видеть все сквозь пелену тумана. Видение раздвоилось. Двоится в глаза. Множится. Святая. Двоица».
Нужно отметить, что Ваш супруг, несмотря на не самую складную аргументацию своего прибытия, демонстрирует просто фанатичную преданность Вам, мадам. Мы были до глубины растроганы и потрясены его самозабвенным чувством.
Однако, я по-прежнему жду Вашего скорейшего ответа, как и надеюсь на воссоединение вашей семьи в полном здравии и благополучии,
Доктор Ф. А.
28.II.2002»

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Цикл Кверти. Часть 1. Король под ногами

Один год!

Я.Н.А. Ясное небо Австралии