09.04.2016

Цикл Кверти. Часть 3. Круги спирали.

Глава 1.

           За 33 года своей жизни Ник Коен Кинг знавал дни и лучше, определенно! Скажем прямо, намного благоприятнее сегодняшнего. Пожалуй, даже выпускной, в колледже, когда на Ника в самый разгар вечера упала звезда славы лучших учащихся (а постамент и доска с фотографиями, в виде звезды была не менее 18 фунтов, причем, что самое обидное - на этой звезде не было фотографии самого Ника). Тогда он, отряхивая брюки и пиджак, героически дотерпел до конца торжества, хотя голова и раскалывался напополам, оставив по себе напоминание в виде молнии на его затылке, он все же силился улыбаться через боль. После этого происшествия, остаток вечера он провел в компании Дороти Кенахью, не самой завидной невестой штата Канзас, между нами говоря. И даже простой вальс с ней  - это уже максимум на что мог рассчитывать бедолага Ник. 
            Так вот даже тот день, отрывок из вырванной страницы книги его прошлого - был не так тягостен и мучителен, как сегодняшнее событие в жизни Ника Коена.
            "Мне повезло, я видел мир", - подумал Ник, стараясь не шевелить губами, чтобы грязь не просачивалась внутрь его рта. "Теперь я узнаю людей, их природу. Это важнее всего, это стоит таких усилий". 
             Ему тяжело давалось самоуспокоение, мысли то и дело застилали воспоминания о точке невозврата, которая и предопределила его нынешнее незавидное положение.


            Нехолодный осенний день. Он в тельняшке и широких брюках. Под вечную "La Boheme" Азнавура он забавляет народ историей любви, молодости, прощания и увядания. Ему аплодируют, у кого-то на лице выступают слезы. Затем он берет расстроенный аккордеон и направляется к Сене, аккомпанируя себе легендарными парижским песнями Монтана.  Он вдыхает аромат Сены, вместе с ее утопленниками и прекрасными кораблями. Напоследок он еще покажет фокусы, а в конце представления раздаст детишкам по проколотому воздушному шарику, и скажет с сильным южно-американским акцентом "когда мне дали такой шарик в свое время, я тоже расстроился. И быстро состарился. Найди способ его надуть, и никогда не утратишь молодость!". Родителям тогда, кажется, это не понравилось. Люди стали расходиться. За его старания ему подали 2 доллара, 13 евро, 60 сантимов, использованный билет до станции Пигаль, 2 презерватива, надкушенный сэндвич и несколько карамелек. Ах, Париж...

- Эй, охрана! Тут какой-то дохлый латинос! - в зрачках стало меньше света, и чье-то прерывистое дыхание раздалось прямо над ухом - Черт, кажется это труп! Или он дышит?.... Какая отвратительная вонь. Отойдите, отойдите отсюда все, здесь сдох мексикашка. 
Ник приготовился и затаил дыхание, готовясь к развязке. "Иди мой удавчик, ступай к кролику". Он напряг все внутренние рецепторы движения, ориентирования в пространстве, органы чувств и стал ждать продолжения:
- Э, да он жив! - Ник почувствовал как его схватили за руку и начали энергично теребить - вставай, немытый мексикаша, тут тебе не Канкун! 
            Ник внутренне поморщился, но старался заглушить стук сердца, которое учащенно забилось, когда незнакомый человек, стал его переворачивать на бок. "Отлично, вот и мое спасение". Внутри, под ним на запястье пикнул хронометр. "Это 3", - отсчитал Ник и вдруг... 
            Готовый получить непрямой массаж сердца, ну или пальпации его пульса, на крайний случай нашатырь или даже легкую пощечину, Ник едва ли не вскрикнул, когда получил сумасшедший силы удар прямо в левое плечо, слегка приподнятое над мокрым покрытием крыльца. Такую  боль, резкую и неожиданную, он не был готов принять, и, кажется, он поморщился, а к голове от прилила кровь, от сдержанного внутри выкрика. Тем не менее, Ника развернуло на 180 градусов, и моросящий дождь теперь закапал по векам, которые закрывали глаза полные ужаса и оцепенения. 
              Где-то рядом послышался матерный выкрик, потом возня, а потом все смешалось. Ник ничего из этого всего не разобрал, стараясь как можно меньше думать о ноющей боли в руке, которую словно оторвало разорвавшейся миной. Когда голова снова смогла соображать, он изо всех сил старалася сосредоточиться на главном: держаться! Чтобы ни произошло, необходимо держаться. "Это даже хорошо, что так. Главное - результат, а в моем случае, это даже к лучшему. Ханна и Пит, где-то рядом, Рикс недалеко. Плечо- это ерунда, не помру. Главное, чтобы провода не выдернуло...".
              На часах снова едва заметно пикнуло. Прошло ровно минута как нелегал из Гуаямы по имени Ник Коен Некинг свалился с приступом инсульта у входа в Центральный вокзал города Нью-Йорка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Скольжение по спирали. Глава 17. Финал

Письма из Сэн-Жэмо ЭЛИТНЫЙ РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР «СВЯТАЯ ДВОИЦА» От: госпиталь Сен-Жэмо, ул. Б. Милль Гань, 96 Кому: м. Л. Абирталь...