Цикл Кверти. Часть 2. Пересечение параллельных

Глава 3. 

                   Он никак не мог ровно усидеть на месте. Всю дорогу в Нью-Йорк его трясло от возбуждения, в пересохшем горле неприятно першило, а из-под шляпы ручейками стекал пот, который он исправно раз в минуту убирал одиночным движением платка, все остальное время нервно перебирая его между пальцами. Даже ногами под сиденьем он бесконечно елозил, чем жутко надоел полной даме напротив. 
- У вас лихорадка, мистер? Вам нехорошо?
                Хитрэд Пол на это лишь ошалело ответил безумным взглядом и издал гортанный звук, который можно было расценивать как угодно, но только не "спасибо, не переживайте, я в порядке". Он демонстративно отвернулся от дамы "за 100" и уставился в окно. 
                Все четыре с половиной часа он держал под мышкой кейс с самым главным и ценным, что было в его жизни - 800 страничным собранием исследований типов информационного метаболизма на предмет их взаимосвязи и психологической совместимости. Эту работу, с перерывами на месяцы и годы, Хитрэд Пол готовил на протяжении последних 25 лет активной психиатрической практики, не публикуя ранее ни одной строки или фразы ни в одном из номеров Ивнинг Таймса. Твердо уверенный в том, что гении умирают непонятыми Рэд был готов оставить главный труд своей жизни в наследство, но до сих пор так и не обратил внимание на тот факт, что оставлять наследство ему, собственно, некому. И вдруг такая удача!
                 Во вторник вечером в одном из тех старых домов, что администрация города Фримонт планирует осенью пускать под снос,  раздался телефонный звонок, а когда трубку сняли в ней послышался живой радостный голос:
- Могу я услышать Рэда, мистер Пол? А это ты, малыш, извини, не узнал. Что у тебя с голосом, я думал это твой старик.... А, прости, не знал. Сочувствую. Так ты все еще у родителей? .... Чем занимаешься?....О, и что, к тебе приходят?.... А-ха-ха-ха-ха! Представляю себе.... Слушай, старина, почему ты не приехал на встречу прошлой весной? Хильда о тебе спрашивала... Нет, Хильда это та, с большими ушами.... Да, ты снова перепутал - Хильда это та, с ушами, да, а Клара это та, у которой большие... Да! Нет, ее не было. У нее же внуки уже... Да, как вчера... Нет, я в Линкольне. Да, все в порядке, работаю здесь. Вот, как раз к тебе решил позвонить. У нас под патронатом нашего института проводится крупный форум, на котором будет обсуждаться... ой, ну в общем, тут мудренная такая тема, сейчас погоди... я цитирую "современные проблемы в области изменений психологического портрета поведения общества и его отдельных элементов"....Да, короче говоря, я мало что смыслю в этом, ну ты знаешь! А-ха-ха...... Тебя никто не переплюнет, малыш Рэд...... Ну так вот и приезжал бы!..... Я не шучу - я и подумал, что тебе будет интере... Конечно, серьезно!... В Нью-Йорке, 22-го. Давай, хоть вылезешь из своей конуры! ... Кстати, если тебе есть что продекламировать, я предоставлю тебе слово. Я же там, знаешь, буду за главн...
           Это было нечто! Такой грандиозной возможности заявить о своем творении, настолько важном и актуальном сейчас, в этом всклокоченном мире, где столько спешки и самолюбования, что нет времени ни что кроме телефонных звонков и разогретого ланча в перерыве между ними, Хитрэд Пол и не мог себе вообразить. В растрепанных чувствах он дожил до сегодняшнего дня, и вот теперь его, взволнованного и переживающего, поезд нес на научную конференцию в Нью-Йорк, где он предстанет перед самыми прогрессивными умами в области изучения психологии, психиатрии, психоанализа и социальной психологии, и явит миру свой, совершенно новый и свежий взгляд на проблему разъединенности индивидов общества. 
               Последние три ночи Хитрэду Полу снилось его будущее выступление. Он купил яркий галстук, и достал свой почти неношенный костюм. Когда мама Рэда его покупала, он был невыносимо велик-она всегда брала с запасом, на вырост, теперь же он был ему почти впору. Почистил шляпу и ботинки. Распечатал свой труд, и даже сделал копию, на случай, если удастся заинтересовать какое-нибудь издательство. Хитрэд Пол был в полной боевой готовности на своем прямом пути к благородной цели.
                И когда он спрыгнул с поезда, и, опережая, суетящихся пассажиров, понесся к выходу с вокзала, вкушая предстоящий праздник его славы и торжества, он был уверен в том, что жизнь наконец за полвека дарует ему шанс на признание и успех. Хитрэд Пол, окрыленный этим предвкушением, буквально парил над землей, и уже готовился сбежать с крыльца, ловя любое попутное такси, как чуть не налетел на что-то бесформенное, лежащее на полу. От неожиданности Рэд немужественно ойкнул, отпрянул и, натолкнувшись на локти, спины и чемоданы прохожих, словно запирающих его и лежащее тело наедине, с ужасом наблюдал как кто-то неизвестный, латиноамериканской внешности, в порванных лохмотьях без обуви и чувств валяется лицом в луже, под ногами у сотен людей. Сердце Рэда сжалось от боли, когда он вспомнил, что он так же все 49 лет гнетущей борьбы за существование, подставлял свои уязвимые места под безжалостные сапоги тех, кто даже не замечал куда ступает.
              В один миг все оборвалось, так же внезапно, как и появилось тогда, во вторник вечером. И тогда от избытка чувств он потерял реальность, и сейчас окружающая его толпа в своей бесконечной суете  в одночасье перестала для него существовать. Весь большой мир этого города сулящий через каких-то 2-3 часа признание и славу Хитрэду Полу, сузился в одну единственную точку, бесформенно лежащую среди снующих ног.  И он даже не почувствовал как забыл обо всем, и как стала ему безразлична научная конференция, сам Нью-Йорк, его старый знакомый с Карни, и восьмисотенное собрание исследований, о которых так и не узнает мир.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Цикл Кверти. Часть 1. Король под ногами

Один год!

Я.Н.А. Ясное небо Австралии