Цикл Кверти. Часть 2. Пересечение параллельных

Глава 2. 

            Фредди, Дерф, по прозвищу капитан Окурок чувствовал себя в то утро препаршиво. Лошадиная доза алкоголя подействовала на него не расслабляюще, как обычно, а наоборот, утомила его, и сделала угрюмым. Еще в доме у Фила, когда они курили на кухне во втором часу дня, Фред заявил, что продолжать веселье не намерен, и что возвращается сегодняшним поездом к себе в Куинси. На удивленный вопрос Филиппа к чему такая спешка, Фред неопределенно махнул рукой, и, затушив сигарету, стал натягивать джинсы. Икая, Филипп не унимался, атакуя вопросами своего приятеля, при этом размахивая треснутым бокалом в руке:
- Стой, ик! Ну куда же ты?! К-как же эти? Ик! - он указал на дверь в комнату, в которой, кажется, до сих пор спали накачанные Филом азиатские гостьи.  
- М-мм.. Не хочу больше. - покачал головой Фред. 
- Я тоже. Ик! Надо их, ик, выдворить
           Отвертеться от назойливого друга и его навязчивой компании Фред так и не смог. Капитан Окурок был резок и быстр, как молния, на поле, и мог увернуться, убирая корпус за полторы секунды с траектории движения игрока команды-соперника, но от своего бывшего одногруппника по колледжу, а теперь заядлого наркомана и хозяина квартиры в Бронксе он отвязаться не смог. Более того, Филипп не поленился не только провести Фреда назад к вокзалу, но и заодно выдворить своих азиатских подруг под предоставившимся благородным предлогом. Этой разношерстной компанией они и поехали на вокзал: Фред угрюмо смотрел перед собой, чувствуя себя опустошенным и уставшим; сонные китаянки-филиппинки, шатаясь, держались друг друга, а Филипп, словно проспавший сном младенца 10 часов, всю дорогу балагурил, развлекая сначала своих друзей, а потом, не находя отклика в них, заигрывал с прохожими в метро.
          На каждой остановке в голову Фреда приходила идея резко выбежать из вагона, перед самым закрытием дверей, и добраться до вокзала самостоятельно, но дурацкие рамки приличия заставляли терпеть утомительную болтовню Фила. "Скоро все закончится, вот уже вокзал", говорил себе Фредди Дерф по прозвищу Окурок.
- Твою мать, смотри, Фред! - Филипп остановился на ступеньках крыльца, и в его глазах загорелись огоньки безумного веселья - Это же дохлый ацтек! - Он энергично направился к распластавшемуся там человеку, латиноамериканской наружности, насколько можно было судить по той части лица, которая была им видна. 
         Когда Фред, обернувшись, заметил что Филипп выпустил его из поля зрения, полностью переключив внимание на лежащего человека, то понял, что это его шанс внезапно и резко окончить затянувшуюся встречу. Азиатки стояли поодаль, глупо выпячивая глаза на бедолагу, которого угораздило упасть лицом прямо в лужу. До поезда оставалось еще достаточно времени, но и Фред медлил с решением.
- Э, да он жив! - воскликнул Филипп, который был всецело поглощен лежащим, и стал теребить его за рукав - эй, мексикаша, вставай! Здесь тебе не пляжи Канкуна!
- Оставь его, Филипп. Позвони в 911. - Фред Дерф пытался приструнить своего приятеля, который вел себя чересчур развязно. - Может у него приступ.
- Да, какая хрен разница, кому нужен грязный латинос?  Думаешь, у него есть полис? У него даже кроссовок нет, смотри! - он указал на ноги бедняги, которые заканчивались вместо какой-нибудь обуви, всего лишь тонкими носками. - Черт, он же совсем труп! Давай его перевернем. 
- Стой, не трожь...
              Но было поздно. Филипп попытался развернуть мексиканца за плечо, но смог лишь сдвинуть того с места.
- Дерьмо, тяжелый черт. Помогай, Фред!
              Филипп постарался еще раз подтолкнуть его плечо, чтобы опрокинуть корпус назад, но из такой неустойчивой позиции, сидячего на корточках, у него ничего не получалось. Фред же одеревенело наблюдал за происходящим, не в силах тронуться с места. 
- Черт, задрало!
          Филипп поднялся, отряхнул колени белых брюк и с ноги сильно ударил в плечо мексиканца. Тот предсказуемо завалился назад, на спину. 
- Ты что, псих?! - заорал Фред, возвращая себе чувство реальности и возможность говорить и действовать. Он оттолкнул Филиппа, и заглядывая в его рассеянную улыбку, сдерживался, чтобы не зарядить своему приятелю в смазливое глупое лицо.
- Что? Тебе не все ли равно? Ты же не хотел помогать.
Фред обернулся в поисках служащего, полицейского или хотя бы небезразличного. Он забыл, что в его крови было содержание алкогольных и наркотических веществ в десятки раз превышающих все допустимые нормы, а потому стал звонить в 911.
- Смотри-ка, ему, кажется, совсем хана. Он даже не реагирует.
Фред обернулся, слушая гудки в мобильном, и ужаснулся. Отравленный алкоголем и наркотиками мозг Филиппа не контролировал поведение своего хозяина, а потому тот с размаху выписывал звучные пощечины с обеих рук бедному мексиканцу.
- Черт, Фил, ты совсем спятил! - вскричал Фред, оттаскивая обезумевшего приятеля, и поволок его вырывающееся тело вниз по ступенькам. 
Филиппинки , тем временем, куда-то подевались, да и черт бы их побрал, а вот Филипп, внезапно обретя гипперактивность и желание к сопротивлению, ворочался в крепких руках Фреда. Фредди Дерф был в глупой ситуации. Теперь уже, не скрывшись пару минут назад от Фила, он не мог бросить ни своего слетевшего с катушек приятеля, ни того бедолагу на крыльце. "Лучше бы тот мексиканец сейчас очнулся, а Фил, наоборот, вырубился", безнадежно подумал Фред, крутя головой по сторонам в поисках помощи, пока в его руках не унимался Филипп. 
              А в это время только прохожие то и делали, что бросали мимолетный, лишенный всякого участия взгляд на происходящее, и, стараясь обойти участников сего действа, словно проскальзывали вдоль, по касательной, навсегда исчезая за громадными дверьми центрального вокзала Нью-Йорка.



Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Цикл Кверти. Часть 1. Король под ногами

Один год!

Я.Н.А. Ясное небо Австралии