14.03.2016

Цикл Кверти. Часть 1. Король под ногами

Глава 4.  

         Ху Ли пробыла в Америке уже почти двое суток, и за все это время ей так и не удалось выйти из номера мотеля хотя бы на пару минут. На то было несколько объективных причин, а если быть придирчивым и конкретным, то три: две из которых - ее глупые подруги из Питтсбурга, которые так и не встретили свою компатриотку в аэропорту, а третья - практически полное незнание английского языка самой Ху.
        А дело было так: вчера утром Ху Ли прибыла в нью-Йорк из Гуанчжоу с незамысловатой целью- провести уик-энд  в компании двух старых знакомых по колледжу, которым улыбнулась удача продолжить свое образование в Штатах. Они же в свою очередь, как предполагалось, забрали бы Ху Ли прямо из аэропорта, и всею шумной девчачьей компанией отправились бы в город снимать трехместный номер в добротном отельчике. Казалось бы, ничего трудного и невыполнимого - проще этого может быть только великая теорема Ферма для Эндрю Уайлса.
        На деле же выяснилось, что Америка встретила китайскую гостью проливным весенним дождем, под которым Ху безрадостно провела первые полчаса на свободной земле, у входа терминала, в ожидании своих безалаберных подруг. Отчаявшись тщетно набирать номер то одной, то другой, Ху Ли решилась на смелый поступок: на ломанном английском она попросила таксиста-крахобора отвезти ее в город, к самому недорогому мотелю. План действий Ху Ли на предстоящий уик-энд был под стать ее словарному запасу в английском - прост и незамысловат:
        1. Снять самый дешевый номер (пока что на одну ночь, а там решится).
        2. Просушить волосы, сменить одежду.
        3. Раздобыть англо-китайский разговорник
        4. Продолжать названивать своим непутевым подружкам.
      И если с первым пунктом получилось почти идеально, номер стоил совсем недорого, то уже на втором пункте пошли сплошные трудности. Номер мотеля, в котором остановилась Ху был настолько недорогой, что в нем не предполагалось наличие фена. Поэтому волосы пришлось сушить полотенцем, о свежести которого также были некоторые сомнения. Престарелый респешионист, сам азиатской наружности, с радостью предоставил ей номер, даже сочувственно кивал в такт сильному китайскому акценту и не склоненным глаголам Ху Ли, но так и не смог помочь добыть разговорник. В завершении всего у Ху затекла рука и заболело ухо от непрерывных наборов номера. Так, в раздражении и недоумении она провела остаток своего первого дня в Нью-Йорке.
        Наутро Ху Ли первым делом проверила телефон на предмет пропущенных вызовов. Увы, ее легкомысленные подруги так и не перезвонили. Как ни странно, никакого чувства тревоги по отношении к ни Ху Ли не испытывала. Ей не приходило в голову, что ее подруг, возможно, переехало поездом, или их похитили и требуют выкуп, или они стали жертвами грабителей-насильников, нет. Все, что сейчас интересовало Ху Ли - это ее собственная участь. Поэтому она промучалась в раздумьях всё утро, слоняясь по номеру, как тигр в клетке, терзаемая любопытством, чувством самосохранения, логикой, беспечностью и другим набором губящих жизнь качеств. Разум подсказывал ей "сиди смирно, и обратись в полицию. Там обязательно займутся их поиском. Уж на это твоего школьного английского-то хватит. В конце концов, у них, в полиции, наверняка, есть кто-то понимающий китайский". Ху сидела на кровати и думала. Противный голос сердца предательски протестовал, толкая на соблазн: "и сколько ты так просидишь? Вчера весь день, теперь сегодня? Ты же не ради этих двух сопливых дурочек пересекла пол земного шара? Если ты смогла зайти так далеко, добраться до города из аэропорта, самостоятельно поселиться в мотеле, разве не хватит тебе сил и духу продолжить свой путь, и дойти до его главной цели? Или ты уже забыла зачем ты сюда приехала? Да, страшно, это Нью-Йорк! большой город, мегаполис, движение, миллионы людей.... Но, с другой стороны- это же Нью-Йорк! Большой город, миллионы людей! Тут на улице больше китайцев, чем в Пекине. Всегда на помощь придут, тут туристов и мигрантов больше, чем местного населения! Не переживай, это всего лишь другой город....Да и потом, ты же не простишь себе, если не увидишь премьеры!".
         Такие мысли в голове мнительной Ху бурлили еще с прошлого вечера, но тогда она, утомленная перелетом, поддалась сну и подушке, а теперь, наутро, ей предстояло-таки принять решение.
         "Да, черт побрал бы этих, дур! Из-за них, действительно, такая грандиозная затея может коту под хвост пойти! Я столько всего преодолела, чтобы оказаться так рядом с этим праздником, что глупо было бы оставаться в номере." - решительно думала Ху Ли, собирая высушенные вещи со стула. А потом еще и легкомысленно сделала заключение: "А об этих двух крысах пускай беспокоятся полиция, их родители, китайское консульство и другие сопережевающие."
          Последние слова Ху мысленно проговорила, уже запирая дверь на ключ. Респешионист-азиат, очевидно, подрабатывавший уборщиком холла, отставил швабру и ведро, и вернулся за стойку. Было видно, как он с сожалением выписывал Ху Ли, с интересом разглядывая ее красную футболку, на которой красовалось улыбающееся мужское лицо с надписью сверху THE KING. Этот взгляд заметила и сама Ху Ли, и ей стало приятно. Она расправила плечи, чтобы выровнять складки на груди, и рисунок футболки приобрел максимально совершенный вид. Престарелый азиат, в свою очередь, почему-то смутился, стал красным как помидор, и  моментально отвел глаза от груди Ху Ли,  молча протянув ей тоненькую потертую тетрадь приема-выписки.
          Сдав ключи, Ху Ли на прощание лучезарно улыбнулась своему первому и пока что единственному  знакомому в этом огромном, живом и манящем своими возможностями городе и направилась к выходу, готовясь впервые по-настоящему вкусить воздух свободы и предстоящих приключений. Но еще не дойдя до двери, она услышала громкий окрик у себя за спиной.
          "Чертов старый ловелас, наверняка пялится на мою задницу",  не без удовольствия подумала Ху Ли, но разобрать, что именно было ей сказано, она так и не смогла. И зря.
          Будь Ху менее мечтательно настроена в эти минуты, преисполненная благой целью превзойти свой страх, она бы точно обратила внимание на то, что окрик ресепшиониста был скорее предупреждающим, нежели восторженным. Поэтому завораживающий мир Нью-Йорка с его запахом сэндвичей, бензина и свободы снова отдалился от Ху Ли. Более того, он на секунду промелькнув в окне стеклянной двери, вдруг сделал сальто-мортале, и с грохотом перевернувшись с ног на голову, уступил бОльшую часть обзора паркету в шашечках, по которому из опрокинутого ведра растекалась лужей грязная вода.
            В недоумении  Ху Ли еще несколько секунд пыталась понять, почему она снова вся мокрая, почему пол так близко у ее лица, и как переводится тревожная надпись "Caution! Wet floor".*

 - (англ. "Осторожно! Мокрый пол.")
         

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Скольжение по спирали. Глава 17. Финал

Письма из Сэн-Жэмо ЭЛИТНЫЙ РЕАБИЛИТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР «СВЯТАЯ ДВОИЦА» От: госпиталь Сен-Жэмо, ул. Б. Милль Гань, 96 Кому: м. Л. Абирталь...