Цикл Кверти. Часть 1. Король под ногами

Глава 3. 

             В то утро Хитрэд Пол даже самому себе казался человеком бесконечно решительным, целеустремленным и предельно сконцентрированным. Его широкие шаги отдавали гуттаперчивостью, осанка походила на высеченный скальный камень, а выпяченная вперед грудь визуально едва ли не вдвое увеличивала размах его исполинских плечей. 

            Впрочем, все предыдущие дни его 49 летней жизни мистер Пол таковым не казался.
            Еще в детстве мама маленького Рэдди убеждала соседок и подруг с улицы, что более усидчивого и терпеливого учащегося, чем ее дитя  не сыскать во всем Фримонте. Маленький Рэдди, действительно, усиленно изучал школьные науки - особенно малышу Рэду нравилась биология, а в старших классах естествознание и социальные науки. Затем, уже учась в Карни, малыш Рэд (из-за щуплого телосложения и полной неспособности к спорту школьное прозвище Хитрэда перекочевало с ним в его студенческие годы) сделал упор на изучение социальных аспектов поведения общества, изучал изменение нравственных устоев социума, и полностью перешел на социологию, психологию и психофизику. В то время, как бейсбольная команда его университета становилась чемпионом штата, усидчивый Хитрэд Пол денно и ночно проводил время в библиотеке, окружившись увлекательными трудами  Фехнера, Вебнера, Аша, Милгрэма, Фестингера, Юнга, Фрейда и остальных.
             Окончив с отличием университет в Карни, и пройдя девятимесячную обкатку в приюте для душевнобольных, Хитрэд Пол безо всякого успеха занялся частной консультацией в качестве личного, семейного, детского и какого только еще возможно психиатра-терапевта, а также раз в месяц опубликовывал свои  размышления о когнитивной "Я-концепции" в Ивнинг Таймс. 
            Так,  одним сплошным потоком спокойных событий прошло 25 лет постуниверситетской жизни мистера Пола. Ему, кажется, в 89ом предлагали преподавательскую работу в Линкольне, а через полтора года звали на место заместителя кафедры социальных наук в университет Омахи, но оба предложения мистер Пол отклонил. Откровенно говоря, первое он проигнорировал, так и не узнав о нем. В тот день, он как раз заканчивал статью о новаторском внедрении экзистенциальной терапии в метод преподавания в младших классах, и ему очень мешался бесконечно трезвонящий телефон. Он выдернул шнур, и успешно закончил свое эссе, которое уже в следующий вторник занимало свое почетное место на 8 странице Ивнинг Таймс, Когда позвонили из Омахи, мистер Пол посчитал неприемлимым отправляться в другой город и заниматься совершенно чужим для себя делом, и сухо поблагодарив, повесил трубку. В его размеренную жизнь, в которой каждый день был расписан по часам вносить постороннюю сумятицу означало бы погубить внутренний баланс и равновесие. Хитрэд любил родной Фримонт, в который он вернулся после учебы в Карни, и там ему не составило труда объявить о начале своей психиатрической деятельности через знакомых своей мамы, поскольку малыша Рэда здесь помнили еще сызмальства и позабыть не успели. Когда умер его отец, а затем и мать, Хитрэд Пол оборудовал их спальню в кабинет для приема клиентов, и с 11 (он не любил рано вставать, считая это варварством по отношению к здоровью тела) до 2 часов пополудни он принимал посетителей. После перерыва на обед, он шагал к 6 вечера в предоставленный ему кабинет в местной газетенке, где засиживался до последних уборщиц, тщательно подбирая каждое слово в своей новой работе. Поздно вечером, после 21 часа, он заходил в магазинчик у Стефани на углу, где покупал приготовленную курицу, а затем сворачивал в свой переулок. 
             Трудно объяснить почему, но какою-нибудь миссис Пол за эти 25 лет Хитрэд Пол так и не обзавелся. На колкие замечания по этому поводу старушек-подруг его покойной мамы, Хитрэд не отвечал, в лучшем случая бормоча себе что-то под нос, неся под мышкой куриные ножки в масле. Чужое мнение, его волновало куда меньше, чем нарушенное внутреннее спокойствие и умиротворенность, так скрупулезно выстроенное им все эти годы.
            Однако, в то самое утро, железобетонный монолит жизненного устоя мистера Пола дал фронтальную трещину, шириной в палец камнелома. С удивлением обнаружив себя на полу своего же кабинета, с опрокинутым рядом стулом на колесиках, Хитрэд Пол привстал на локтях, стараясь вынуть из памяти события ближайшего прошлого. "Наверное, колесико отлетело и мы свалились", - вполне резонно подумал Хитрэд и скривился. При первой же мыслительной активности мозга, он понял, как жутко болит его голова, а когда он неосторожно к ней прикоснулся, то нащупал на затылке здоровенную шишку.
Все так же, полулежа на полу, он по маленькой карточке собирал общую картину произошедшего, и когда все его паззлы сошлись вместе, и пред его глазами восстало последнее воспоминание перед забытьем, он охнул, и обессиленные руки снова уронили его бедную голову на пол.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Цикл Кверти. Часть 1. Король под ногами

Один год!

Я.Н.А. Ясное небо Австралии