Цикл Кверти. Часть 1. Король под ногами

 Глава 1.    

Лежать на полу было неприятно. Щеку обдало холодной волной через секунду после падения, а в рот, ноздри и даже глаза попадала мокрая расплывшаяся грязь. Левое ухо верхней частью заломилось при соприкосновении с полом, и теперь отдавало резкой болью, и тревожным осознанием, что позы сменить уже будет нельзя. Левая рука была откинута далеко в сторону, и вес верхней половины тела почти целиком приходился на костлявое плечо. Короче говоря, лежать было на самом деле неудобно.
«Черт, кажется, в этот раз мы переиграли самих себя. Как же это трудно. Гораздо тяжелее, чем я предполагал... Рука так и ноет, а ухо стынет от холода!.. Надеюсь, меня скоро заберут. Или даже помогут», -  мечтая, успокаивал себя Ник Коен.
Казалось бы, он прав. Собственно говоря, а почему бы и нет?
Если ты находишься в одной из самых развитых и цивилизованных стран этого мира, распластавшись на крыльце самого большого вокзала планеты, то какова вероятность того, что тебе окажут первую помощь, до того, как ты окочуришься под весенним дождем?
Безусловно! Ведь разношерстная толпа туристов, представителей миллионов конфессий, национальностей и сексуальных предпочтений, сплошным потоком окутывает тебя в твоем внезапном, холодном одиночестве, словно оберегая от дополнительных потрясений извне, замыкая кольцо вокруг тебя, и суетливо проходя мимо твоей головы и ушей.
О, кстати, ухо! Левое, которое защемилось при падении, теперь словно отдавало мягким теплом, так приятно разливающимся по лицу,  несмотря на то, что половиной своей неголливудовской физиономии Ника располагался в грязной луже крыльца...
Не то, чтобы кто-то искал оправданий, или давал пояснения, нет. Посудите сами, если ваш поезд отправляется через полчаса, а вы простояли в пробке на 42ой двенадцать с половиной минут, а потом, спешась, судорожно вытаскивали свой огромный чемодан на колесиках из маленького багажника такси, и сейчас желательно заскочить еще куда-нибудь, за сэндвичем с ветчиной и сыром - ведь до Бостона ехать больше четырех часов. Да и не мешало бы облегчить свое путешествие, забежать в комнату, что в самом  углу огромного зала, а, значит, тоже выждать очередь. Всего меньше на свете, необходимо, чтобы кто-то в бедных, потертых лахах, пуэрто-риканской ли, мексиканской наружности, свалился у ног прямо на вашем пути. В конце-концов, поезд ждать не станет, сэндвичи имеют свойство заканчиваться, а очередь в туалет еще даже не занята. Поэтому универсальное "я сожалею". Кто-нибудь другой обязательно поможет. Обязательно. Кто-нибудь. Другой.
Может, конечно, и не так все было бы, а совсем наоборот, но человек пуэрто-риканской или мексиканской внешности, лежавший на крыльце Центрального Вокзала Нью-Йорка думал именно так. Положение Ника Коена Некинга было незавидным, ведь вот уже четыре минуты, как он лежал лицом в низ под ногами у равнодушной снующей публики, которая норовила во чтобы-то ни стало купить свой сэндвич, справить нужду и успеть на свой поезд.

Комментарии

Отправить комментарий

Популярные сообщения из этого блога

Один год!

Я.Н.А. Ясное небо Австралии